Селезнева Ираида Ивановна

selezneva-e1452418769575.jpg

Cелезнева Ираида Ивановна родилась 25 октября (7 ноября) 1917 году в г. Карачеве Орловской области. Окончила курсы съемщиков геодезистов и курсы чертежников. Работала в проектном институте «Башкиргражданпроект» и «Запуралтисиз». Человек добрейшей души и феноменальной памяти. Ее интересовала история города Уфы и судьбы уфимцев. Очень много знала об истории Уфы, улицах, домах и жителях. Умерла 21 марта 2005 года в Уфе. Похоронена на Южном кладбище. Светлой памяти Ираиды Ивановны Селезневой посвящается… БЕССТРАШНАЯ ОПТИМИСТКА Мама родилась 25 октября 1917 г. в г. Карачеве Орловской области. В 1919 г. ее отец — Иван Ильич Селезнев привез семью в Уфу с военным госпиталем, где сам работал. В семье, кроме него и жены Марии Прокофьевны, было шестеро детей, пять мальчиков и одна девочка. В детстве четверо ребят умерли. Остались двое — дочь Ираида и сын Борис. В 1936 г. отец мамы умер, и так сложилось, что по семейным обстоятельствам маме пришлось с 1936 по 1941 г. воспитывать брата, который в октябре 1941 г. сбежал на фронт, будучи 15-летним мальчиком, прибавив себе год. Ему хотели на фронте отрезать ногу, но он сохранил ее сам, оттолкнув хирурга здоровой ногой, не допустив ампутацию. Стал кадровым военным. Вся жизнь Бориса Ивановича была связана с авиацией. С 1932 по 1933 г. мама обучалась на медрабфаке. Затем окончила курсы съемщиков геодезистов и курсы чертежников. В 1936 г. мама вышла замуж за нашего папу. В 1945 г. родилась я — Людмила, а в 1947 г. – Вера. Основная трудовая деятельность мамы связана с работой в проектном институте «Башпроект», где она проработала с 1949 по 1963 г. Затем их мастерскую в 1963 г. перевели в «Запуралтисиз», где она и трудилась до выхода на пенсию в 1973 г. Свою трудовую деятельность мама начала в должности чертежницы, а завершила в должности старшего инженера картосоставительной группы. Все постоянно отмечали ее хорошую работу. Ее портрет всегда был на «Доске Почета», к праздникам награждали денежными премиями, Почетными грамотами, выносили благодарность. Маму очень ценили как высококлассного специалиста. Мама была очень озорным ребенком и одаренным и разносторонне развитым человеком. Она переплывала легко Белую туда и обратно, прыгала с вышки в воду с самой высокой площадки, каталась на коньках и лыжах. У мамы был очень красивый и сильный голос – колоратурное сопрано. Она легко и свободно пела «Соловья» Алябьева, прекрасно танцевала. Много читала: ей было интересно все: классика, беллетристика, историческая литература. Мама обожала музыку. Регулярно посещала оперный театр, знала всех ведущих солистов. Не пропускала интересных концертов, проходивших в зале Академии искусств. С удовольствием посещала мероприятия, проводимые Лермонтовским центром и домом-музеем С.Т. Аксакова. Практически с первых дней она была активным членом Общества краеведов города Уфы. И на все эти мероприятия она привлекала своих бывших сотрудников по работе. Мама была большой выдумщицей и фантазеркой. Еще с детства она занималась организацией художественной самодеятельности, в которую вовлекала других людей, умела заразить своей идеей (это были спектакли, костюмированные новогодние балы или концерты в торжественные праздники). По части выдумки новогодних костюмов маме не было равных. Взять хотя бы костюм «баба на копне снега», «бутылка шампанского» и др. Это не описать словами, надо видеть! На юбилейные дни рождения мама писала своим сотрудникам и друзьям стихи. Все это делалось от души, с большой любовью. Мама всегда была заботливой матерью и бабушкой. Стремилась и нам, и внукам привить любовь к спорту и музыке. Вместе мы ходили на каток и на лыжах. Мама часто водила нас в кукольный театр, а, повзрослев, в оперный и драматический театры. У нас дома была приличная библиотека. Мы с Верой обе учились в музыкальной школе. А для того, чтобы учиться, нужны были музыкальные инструменты: пианино и аккордеон. В наше время пианино было очень трудно приобрести, т.к. в свободной продаже инструментов практически не было. Да и с финансовой стороны тоже было нелегко. Мама во многом себе отказывала, стараясь нам обеспечить обучение. Она очень любила своего младшего брата Бориса. Была бесстрашной и оптимисткой. Людмила Виноградова, дочь. РОВЕСНИЦА РЕВОЛЮЦИИ Ираида Ивановна Селезнева. Светлый, милый, добрый наш человек. Мы называли ее «ровесницей революции», подразумевая под этим не только почтенный возраст (она родилась 25 октября 1917 года), но и мудрость, большой жизненный опыт и знания, отличную память и великолепное знание истории. Казалось, о своем родном городе она знала буквально все. Знала каждый его дом, каждую улицу, помнила людей, которые в нашем городе жили. «Разбудите меня хоть ночью, и я назову вам любую улицу в прошлом веке», — любила говорить она своим певучим, милым голосом и можно было быть уверенной на сто двадцать процентов в том, что все расскажет, все вспомнит. Рядом с ней всегда было легко и спокойно. Она могла почувствовать состояние человека, и всегда найти нужные слова, поддержать. У нас с Ираидой Ивановной установились теплые отношения. Когда не стало моей мамы, она начала трогательно заботиться обо мне, звонила почти каждый день, что-то советовала, интересовалась делами дома и на работе, и чувствовалось, что делает она это искренне, по зову души. Я полюбила ее как родного человека. Ираида Ивановна — сильная женщина, обладала очень мощной энергетикой и неиссякаемой добротой. В нашем обществе краеведов ее все очень любили и уважали. Она безошибочно определяла людей, знала, кто чего стоит и была верным другом. Все, кто с ней общались, были в восторге от ее удивительного оптимизма, любви и жажды жизни, ее светлого обаяния и веселого неунывающего характера. Помню, как однажды мы готовились к первой совместной встрече нового года в нашем краеведческом клубе. Я как раз придумывала сценарий и обзванивала всех. И вот Ираида Ивановна, лишь только услышав, что в библиотеке, где мы собираемся, есть фортепиано, сразу воскликнула: «Мы с девочками подготовим вам настоящий концерт!» И, действительно, тот прекрасный новогодний вечер запомнился блистательным выступлением ее дочерей – Людмилы и Веры и ее самой – незабвенной Ираиды Ивановны. В пионерских галстуках и белоснежных фартучках пионеров 70-х годов они исполнили попурри на тему школьных песен времен нашей юности и были очень тепло встречены всеми. Ираида Ивановна очень любила петь, прекрасно играла на фортепиано, обладала красивым, мелодичным голосом. Ираида Ивановна жила в чудесном доме, расположенном в тихом, спокойном месте на Первомайской площади, во дворе с цветущим яблоневым садом. С ранней весны до поздней осени она любила выходить на деревянное крылечко с дочерьми и дышать свежим воздухом, или из раскрытого настежь окна любоваться на роскошный благоухающий сад. Ираиды Ивановны всегда был гостеприимный дом. И сама она, и ее чудесные дочери – Людмила Клавдиевна и Вера Клавдиевна – хлебосольные хозяйки. Когда бы ни пришли к ним, старшая Люсенька (именно она всегда жила с мамой) всегда рада гостям. На столе всегда все лучшее. С ее бывшими коллегами по работе – членами нашего клуба – нам довелось побывать на двух юбилейных днях рождения Ираиды Ивановны – 85-летии и 90-летии. 90-летие прошло при большом количестве людей – и родных, и друзей. Ираида Ивановна, перенесшая инсульт, конечно, петь уже не могла. Но надо было видеть, как ожила ее душа, затрепетало все естество, когда младшая дочь Верочка (именно так Ираида Ивановна ее называла) села к инструменту и стала исполнять мамины любимые романсы и песни. Заиграли и заблестели ее глаза, расцвела улыбка, заходили плечики, выпрямилась осанка, гордым и красивым стал взгляд. Словно скинула лет тридцать сразу, и не стало болезней и невзгод. Ираиде Ивановне повезло: у нее прекрасные, заботливые дочери. Надо было видеть, как они внимательно за ней ухаживали, как ловили каждое ее слово, как старались скрасить и продлить ей жизнь. С мамой были до последней минуты рядом Дочери и внуки – все состоялись, получили прекрасное образование. Людмила Клавдиевна Виноградова окончила авиационный институт и работала в авиационной промышленности. Ее дочь Ольга – доцент, а супруг Николай – проректор УГАИ. Вера Клавдиевна Ишмуратова окончила музыкальную школу по классу «фортепиано», была директором музыкальной школы. С 1972 г. руководит гостиничной сетью КЭТЧ. У нее двое детей и трое внуков. … Однажды она не звонила мне несколько дней, и я набрала номер сама, чтобы справиться о ее здоровье. Ираида Ивановна в очередной раз меня удивила и восхитила. «Мы только что вернулись с Ириной Никитичной из святых мест. Ездили в Красноусольск, к святому источнику, искупались в купели (в ледяной воде, осенью, в ее-то возрасте и с ее-то хворями! – Г.И.). Было прекрасно, много гуляли пешком, дышали воздухом». Тогда я подумала, наверное, в таком неунывающем отношении к жизни и кроется секрет ее долголетия. И тут же вспомнила слова дочери Людмилы: «Да мама наша с детских лет – активная спортсменка – лыжница, пловчиха, гимнастка. Белую могла переплыть просто так. С самой высокой вышки в бассейне прыгнуть – тоже легко!» Всегда заботливая, Ираида Ивановна очень любила всех своих родных – дочерей, внуков и внучек, правнуков, правнучек. Своего уже пожилого зятя и молодого, но взрослого внука всегда называла ласково – Наильчик. Но особую, материнскую любовь она испытывала к своему младшему брату – Бореньке. Именно его болезнь – инсульт, и переживания за его здоровье – подорвали силы и здоровье самой Ираиды Ивановны. … В моем книжном шкафу навсегда поселилась старинная фотография-открытка – поздравление от Ираиды Ивановны. Все, кто видит ее, непременно спрашивают: «Кто изображен на ней? Чей это изумительный портрет?» Я отвечаю: «Это – память об Ираиде Ивановне. А на портрете – прекрасная дама с глубокими, как море, лучистыми глазами, в которых – чистота, любовь и доброта. Словно душа самой Ираиды Ивановны поселилась в этом портрете, и безмолвно издалека несет свой негасимый свет». Как хорошо сейчас стало на душе, словно поговорила с ней самой и услышала ее грудной мелодичный голос и лукавый смех. Милая, дорогая моя, Ираида Ивановна, очень жалею, что наши встречи в последние годы были не столь частыми, как хотелось бы. Не успели о многом поговорить, вы не успели о многом нам рассказать. Простите нас и примите наш низкий земной поклон Вам и нашу искреннюю любовь. Душа Ваша да пребудет в раю! Аминь! Гюльнара Иксанова. март. 2005