К ГОДУ КИНО

 

 «Он не вспышка, а озарение»

  Творчество нашего земляка – художника Юрия Михайловича Ракши  получило мировую известность. За свои 42 года жизни он успел оставить значительное наследие в виде изобразительно оформленных фильмов, живописных полотен,  графических работ, рисунков.

     Годы учебы

На художественном факультете ВГИКа в 1957-1963 гг. Ракша прошел обучение рисованию и живописи по академической программе, приобрел мастерство художника экранного искусства.  Дипломные работы  – 16 эскизов для фильмов, удостоенные оценки «отлично», открыли ему путь на киностудию «Мосфильм».  Получив специализацию кинохудожника, Ракша не ограничивался сугубо изобразительным решением при создании фильма.  Способность целиком погрузиться в работу, отрешиться от обыденности, особое чутье сформировали в нем художника – постановщика, по существу соавтора фильмов.

Профессия художника-постановщика  разнопланова. От создания эскизов и чертежей декораций, подбора реквизита художник переходит к выбору мест для натурных съемок, отбору дублей. Участие в составлении сметы, разработка титров, заставок – тоже его задача. Под его началом  декораторы, бутафоры, реквизиторы, художники по костюмам и гриму. Объем работы, поездки, ненормированный рабочий день требуют выносливости, самоотдачи.

Ракша при этом свою задачу неизменно усложнял, считая, что «художник «должен быть на картине с первого до последнего дня». Эскизы он писал маслом и доводил до уровня картины, как самостоятельного произведения. За 17 лет работы на «Мосфильме» совместно с Юрием Ракшей было создано 15 полнометражных фильмов.

    Признание

Наиболее известной и любимой зрителем работой  Ракши стал фильм «Восхождение» (1975 г.). Прочитав сценарий к будущему фильму,  Ракша так прочувствовал сюжет, что созданный им эскиз к образу Сотникова стал для режиссера Ларисы Шепитько ключевым в подборе актера, как типажа. Созданный художником внешний образ задал тон всему фильму, наполнив его графичной скупостью, лаконичностью, суровым началом.

Судьбой фильма  «Дерсу Узала» (1974 г.) стала премия «Оскар» американской академии киноискусства. Для  Акиры Куросавы Юрий Михайлович стал «талантливым помощником, сподвижником, чутко улавливающим поиск режиссера, способным перевести задуманные стремления в художественный образ». Так писал известный японский кинематографист. Он же  назвал Ракшу «самым опытным и талантливым профессионалом, знатоком своего дела» и считал, что «Дерсу» – поклон Ракши природе».

Сам Ракша в дневниках писал:  «Мне дважды посчастливилось  чувствовать себя одним из авторов фильма. Чудом сходится вместе: драматургия, для которой, оказывается, ты и был рожден, полное взаимопонимание с режиссером, единовидение  с оператором. Так было у меня на «Восхождении» и на «Дерсу Узала».

О работе над фильмом, события в котором происходили в Уссурийской тайге, Ракша вспоминал:

«Мы прибыли в тайгу  весной и пробыли 8 месяцев, проведя в ней день за днем, как Арсеньев и Дерсу. В фильме нет ни одного природного кадра, все они конструировались, доделывались». Он считал, что «каждый кадр надо наполнять деталями, которые непременно бывают в данной местности».

К  фильму «Дерсу Узала» было написано более 30 живописных эскизов. Уссурийская тайга  видением Ракши, словно одушевленный участник, стала одним из главных героев кинокартины. Изображением внешнего облика  проводника Дерсу  художник определил и характер героя фильма, создал образ человека наполненного тайгой, проросшего тайгой, способного быть надежным  спутником в глухих местах несведущему человеку.

Эскиз «Дворик китайского дома» для этого фильма также воспринимается как самостоятельное полотно, вобравшее  в себя весеннюю радость, свободное порхание бабочек, угадывается присутствие человека, скрытое  за стенами оригинального строения.

Еще в 1967 г., работая над фильмом «Главный свидетель» по рассказам Чехова, Ракша чувствовал, что создает «не однодневку, а непреходящую ценность». Неброскими красками воссоздавалась атмосфера провинциального городка, вмещавшего в себя простые бытовые заботы и привычный житейский уклад.

Вдохновение к Ракше приходило с момента творческого осмысления сценария и не покидало его до завершения работы над фильмом.  Как бы, не желая расставаться с процессом работы, Ракша представлял еще и киноплакат, по мотивам фильма отснятого его группой или полюбившегося фильма других авторов.  Плакат для Ракши – не рекламная подача, а форма выражения  личного участия в судьбе героев, прощание с фильмом. Поэтому и плакаты, к фильмам «Восхождение» и «Летят журавли», посвященным войне, имеют сильное тематическое воздействие.  Для Ракши – ребенка военных лет в жизни  «Было три эпохи: до войны, война, после войны – все это мое детство».

Уфимское детство           

Родился Ракша 2 декабря 1937 г. в семье Теребиловых Мефодия Артемьевича  и Зои Дмитриевны. Дед по матери был казаком, бабушка Дарья из беднейших оренбургских крестьян. Семья отца была раскулачена на Украине, после чего переселилась в Башкирию, сначала в Белебей, затем в Уфу, которая стала Юрию малой родиной.  Отца в быту  упрощенно звали Михаилом, и Юрий в документах получил отчество Михайлович. Но уже младшая сестра Валентина была записана Мефодьевной. Жили на Цэсовской горе (ныне ул. Ш.Руставели).

Отец, прошедший  Финскую и Великую Отечественную войны, вернулся домой не скоро. Семья перенесла все тяготы военного времени, дети росли без отца, ели «затируху».

В дневниках Юрия Ракши, опубликованных его вдовой Ириной Евгеньевной, читаем: «В Москву из Уфы, с барачной окраины, я приехал как Ломоносов, 15-летним провинциальным оборвышем, стриженным наголо, в девчачьей кофте. Мама, рабочая фанерной фабрики, с трудом набрала денег на дорогу в один конец. Не поступить было нельзя. Посмотрели на меня, на рисунки и взяли». Так Юрий Ракша, получавший в Уфе уроки в изостудии ДК им. Калинина,  поступил в среднюю художественную школу при институте им. Сурикова.

Планета по имени «Ракша»

Потом будет получено высшее художественное образование, будет  встреча с судьбой – студенткой сценарного факультета ВГИКа Ириной Ракша, ставшей писателем, кинодраматургом, чью фамилию Юрий Михайлович будет носить после женитьбы, фактически это станет его творческим псевдонимом.

Оценят его не только как  кинохудожника, и живопись получит мировое признание.  Париж, Лондон, Токио, ГДР, Монголия, Голландия, Польша предоставят свои выставочные залы для картин Ракши. В пределах нашей страны экспозиции развернутся в Москве, Загорске, Ленинграде, Иркутске. Но все это после его преждевременной кончины, последовавшей 1-го сентября 1980 года.

При жизни Ракша не увидел своей персональной выставки. «Зато после смерти тысячные очереди и под дождем, и в мороз стояли на улице Разина, на Пречистенке и Кузнецком в Москве, чтобы увидеть картины, собранные, наконец, вместе»,- вспоминает Ирина Евгеньевна Ракша. В Уфе с подлинниками картин Ракши (из запасников Башкирского художественного музея им. Нестерова) земляки встретились также после его ухода из жизни.

Мустай Карим, навещавший  Юрия Ракшу в Москве писал: «У них был открытый, светлый дом. Угощать считали за радость. И я, и Расул (Гамзатов – И.Р.), и Кайсым (Кулиев – И.Р.) любили бывать у них. Он не вспышка, а озарение, которое через настоящее устремлено в будущее. Его дар был таков, что ему все было по плечу».

В 1993 году ученые-астрономы вновь открытую ими планету № 333/2 решением Российской Академии наук и Международного Планетарного центра (США) назвали в честь Юрия Михайловича Ракши – «РАКША».

Лариса Михайлова, краевед.